Fairy Heart

Объявление

Форум официально закрыт.

Такие дела.

Ваши эпизоды и анкеты доступны для чтения, ЛС друг другу тоже - вы можете ностальгировать и поддерживать связь.

Простите, всем спасибо


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fairy Heart » Эпизоды » Эпизод 21: Терзая сталью плоть


Эпизод 21: Терзая сталью плоть

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Эпизод 21: Терзая сталью плоть

Время и место

13 августа, 23:30.
Магнолия, горная местность, сообщающиеся пещеры.
Глухое место, куда силой доставляют магов в оковах, без сознания или с мешком на голове. Импровизированное убежище.

Участники, очередность

Rikunou Kiba, Gajeel Redfox, Elfman Strauss

Описание вашего эпизода


      Очередные нехорошие маги занимаются нехорошими делами. Например, похищают магов без гильдии и заставляют их сражаться друг с другом за право выжить. А если выживет – примкнет к ним. Согласных на таких условиях принимают в свои ряды, бунтарей клеймят меткой силой и подставляют на место преступлений. Внеплановая зима отрезала эту территорию от цивильной жизни, позволяя колдунам вволю пошуметь. Самогонка льется рекой, на импровизированной арене под звон цепей проходят бои.
       Гажил решил искупить свою вину перед компанией Леви за их... нелицеприятное знакомство. И заслужить доверие остальных Хвостатых Феи. На это сложное и рискованное задание его сопровождает Эльфман в обличие зверя. Штраус желает контролировать свою форму, ибо едва не причинил вред Мире… Гажилу хватит сил, чтобы хотя бы сдержать этого демона. Обоюдно важное испытание, требующее от обоих доверия.
       Как итог, Эльфмана при трансформации не признали, а легендарному Гажилу, который после роспуска Призраков должен ходить неприкаянный… черт возьми, да такому кадру все рады! А бой будет для проформы, ради зрелищного шоу! Железный Дракон, с его диким попутчиком – против слащавого задохлика!

      Кибу похитили на дороге в Магнолию во время бури. Одинокий волк не смог противостоять отлаженной преступной схеме. Победы от него никто не ждет. Просто он проходил не в том месте и не в то время, кто знает, чего о них вынюхал и донесет.

      Скованные друг за друга цепями, Киба, Эльфман и Гажил должны биться на усладу публике. И должны одновременно решить, не совещаясь, как тут всех злоумышленников выгоднее положить.

0

2

Холодная и изнуряющая зима длилась в этих местах. Было трудно соображать и вообще, что-либо делать. Ветер со всей силы пытался сбить с ног и повалить на заснеженные сугробы, которые скрывали в своих глубинах зеленую и пахнущую свежестью траву. Было невыносимо. Иногда местами довольно страшно. В лицо бил маленькими гроздьями снег и заставлял прикрываться от него рукой. Эти нападения были довольно агрессивные со стороны матушки-природы.
Одинокий парень шел своей дорогой, пытаясь прорваться через снежные ограды, которые ему ставил морозный вихрь, бушевавший в местах отдаленных от города, где сейчас в своих небольших домах прятались люди. Идя все дальше, иногда проваливаясь в огромные снежные «капканы», Киба прикрывался от ветра и практически не видел куда шел. Его одежда была уже почти белой из-за этой неугомонной пурги, а кроссовок почти не было видно. Издали он был похож на человека, который очень долго добирался до своего родного дома. Внутри чувствовалась усталость и изнеможения. Вот уже несколько дней он не мог насытиться вкусной пищей, которую приготовив, потчевал у теплого камина, сидя за большим обеденным столом.
Внезапно резкий запах ударил в нос. Что это? Не только нос, но и его внутреннее, немного странноватое чувство не оставляло парня. Чуть убрав руку от лица, он смог разглядеть вдали что-то, что не было похож на обычный пейзаж. Среди снежных равнин показался темный, полукруглый сугроб, но поле зрения было искажено из-за «чудесной» погоды. Приблизившись поближе, полагаясь на свое чутье, Киба понял, что это вход в теплую пещеру, где можно было спокойно переждать бурю.
Пройдя вовнутрь и почувствовав некое тепло, парень упал без сил на оголенную, скалистую землю, которая приняла его с удовольствием. Лежа на земле, он пытался почувствовать тепло под собой, которое текло изнутри. По началу, было холодно и не привычно, а после уже немного потеплело и стало все равно, ведь закрыв глаза, Киба сразу стал видеть очаровательные сны о его прошлом, которое не выходило у него из головы.
Прошло несколько часов. Буря угомонилась, а дорогу теперь можно было разглядеть только так. Солнце уже озаряло местность. Голые ветки деревьев немного пригибались под легким ветром, а где-то вдали можно было услышать чирикание птиц. Недалеко от места, где разлегся молодой парень, можно было увидеть дорожку, по которой явно переходили из города в город купцы на своих телегах. Она была протоптана и расчищена от колес и копыт лошадей. Но раньше, даже повернув голову, было бы сложно обратить на нее внимания, поэтому  Киба и не заметил ее.
Проснувшись от чудесного сна, он решил не разлеживаться и подняться на ноги. Тело, на столько, затекло, что пришлось поднять руки вверх и немного потянутся, для того, чтобы хоть как-то привести его немного в форму. Его голубые глаза начали рассматривать ту самую тропинку, для того чтобы понять в какую сторону лучше пойти до ближайшего города Магнолии. Выйдя из своего укрытия, он подошел к ней ближе и наклонился. Всего лишь миг и перед нами был уже не молодой юноша в бомжеватом наряде, а белоснежный волк, который уткнулся носом в снег и пытался что-то разузнать.
Резко навострив уши, послышался звук копыт. «Видимо очередные торговцы» - подумал он, и снова стал человеком. Парень был волшебником и мог трансформироваться, но только в волка. Существа, обладающего острым нюхом и таким же слухом. Это и давало ему предпочтения перед другими.
Через несколько минут показалась повозка. Кучер был одет так, будто собирался на снежный полюс. Лошадь же была очень измученной и еле-еле плелась, подгоняемая мужичком с плеткой. Голова ее была опущена, а грива заснеженная, видимо, от недавней бури. Киба решил принять свою излюбленную позу и, опустив руки в карманы, наблюдал за повозкой. Кучер остановился около него, приняв за путешественника.
-Куда путь держишь? – любезно начал незнакомый мужчина с бородой.
-Направляюсь в город, здесь неподалеку, - немного хмуро ответил парень.
-Садись, подвезу.
Киба сразу же насторожился, хоть и кучер вызывал доверие. Он дружелюбно улыбался и так же себя вел. Нельзя было отказываться от такого предложения. Но волк, что был будто воспитан внутри его, бушевал от негодования. Чувство опасности пронзало парня, но он подавлял их, так как был очень самоуверен, а если даже что-то и случится, он выберется из любой передряги.
Кивнув головой в знак благодарности, Киба отправился к сзади стоящему грузу. Вроде ничего странного он пока не замечал, но чувства не покидали его. Не успел он залезть в повозку, как почувствовал себя странно. Мысли стали мутнеть, а голова тяжелеть. Тело переставало слушаться и почувствовало резкую усталость, от которой снова клонило в сон. Веки стали медленно опускаться, вместе с телом парня. Он упал на землю, так и не поняв, что на самом деле произошло.
Тело содрогнулось от чувства холода внутри. Глаза стали потихоньку открываться, медленно сканируя местность, где он находился. «Где я? Что со мной?» - еле соображая, спросил себя Киба и попытался собрать свои мысли воедино. Но это было слишком сложно. Мысли все еще путались между собой, голова болела, будто он очень хорошо отдохнул вчера. Глаза все так же медленно бродили по местности, а разум начинал оживляться. «Кучер… Повозка….» - это единственное, что сейчас смог н вспомнить, немного сообразив.

Отредактировано Rikunou Kiba (2016-09-01 22:54:10)

+1

3

Отгорел закат и полная луна облила лес зеленоватым мертвенным серебром...
Но эта история отнюдь не о нелюдимом парне, что по воле случая остался единственным выжившим из своего племени, а после нескольких лет каторги отправился мстить. Эта история о совершенно другом парне – тоже нелюдимом и молчаливом, но не выглядящем раза в два старше своего возраста. Она повествует об очередной миссии юного ученика железного дракона, жизнь которого круто изменилась.
Да и лес, что освещала лишь луна, не был привычным летним лесом. Сейчас ветки деревьев покрыты снегом. А тот факт, что на дворе стояла вторая половина лета... об этом ниже.
Вместе с обильным снегом, накрывшим Фиор плотным белым покрывалом, пришли холодные и промозглые северные ветра, заставлявшие продрогнуть даже закалённого человека. Вместе со снегопадом и ветрами наступили и лютые холода, опустившие столбик термометра до аномально низких отметок, невиданных доселе в тёплом королевстве. По Фиору словно прошлась орда зимних духов, ведомых морозными великанами, сковывающих всё на своём пути льдом и морозом. Ни о каком раздолье, игре в снегу, катании по льду, или длительном гулянии не могло идти и речи – слишком холодно.
Но если люди, пусть и пользуясь услугами магов, вроде ремесленников и артефакторов (Да и то – магам указанного типа приходится постараться в виду своей малочисленности), смогли с горем пополам приспособиться к нежданной и неожиданно суровой зиме, то природе повезло меньше. Растения и даже некоторые деревья, не привычные к таким показателям температуры, погибли в первые дни. Множество лесных исполинов теперь стояло безжизненными деревяшками, или голыми остовами, покрытыми снегом и инеем. Лишь самые большие или неприхотливые древа смогли устоять перед непогодой, и не пасть жертвами низких температур. Ещё хуже пришлось животным и птицам – о каком-либо урожае, а, значит, и запасах, не могло идти и речи. Застигнутые врасплох неожиданной и суровой зимой, многие погибли буквально в первые дни катаклизма. Хищникам было немного легче – первое время удалось перебиваться падалью или ослабевшими из-за обстоятельств жертвами. Но затем всё стало хуже, гораздо хуже – кого-то, кто входил в привычный рацион, больше не осталось, а кушать хотелось всегда. Это привело к таким последствиям, как каннибализм, а затем и вымирание уже и хищников.
И лишь магические твари, чувствуя природу этой зимы, начали плодиться со страшной силой. Чудовища, монстры, демоны, и прочие неаппетитные порождения магических аномалий – их появилось настолько много, что уже и боевым магам стало затруднительно своевременно избавляться от всех. И это не говоря о том, что логова магических тварей или сильнейшие из них были по зубам не каждому из S-ранговых волшебников, коих не настолько много. А ведь появились даже новые виды чудовищ.
И вот уже это снова ударило по людям. Мало того, что львиная доля урожаев и животных была загублена катаклизмом, так ещё и охрана караванов встала очередной проблемой – магические монстры не брезговали человечиной и раньше, не стали брезговать и сейчас. Довести груз из одного города в другой стало проблемой, которую снова пришлось взвалить на плечи магов.
И, словно мало было этих проблем, тёмные гильдии начали действовать с поразительной наглостью и постоянством. Грабежи, воровство, похищения – количество подобных инцидентов возросло в разы, что, опять же, породило дополнительную нагрузку на магов.
С учётом роста цен, количество доступных и высокооплачиваемых заданий, конечно, возросло. Но, в то же время, получалось так, что времени на отдых просто не было.
А ведь выполнять задания для многих стало сложнее и из-за холодов. Лишь маги из числа самых «отмороженных» или «воспылавших» могли ходить буквально голышом даже в такую погоду. А вот тому же Гажилу пришлось сменить футболку без рукавов на более тёплую одежду. Да и штаны пришлось найти подходящие погоде – звон собственных колокольчиков пришёлся не по вкусу Железному.
Когда пришло время отправляться, Гажил пожалел о том, что выбрано было это время. Резкие порывы колючего ветра сначала накатили своим авангардом низкой снежной позёмки, а затем уступили дорогу основным силам бушующей стихии – древней, примитивной, но искренней. Над горизонтом поднялась плотная и непроглядная стена снежной вьюги. Тишина сменилась сначала тихими завываниями метели, а потом рёвом яростного ветра. И сквозь этот зимний хаос приходилось пробираться путникам. Ещё несколько минут назад было светло, спокойно и ясно, что позволило бы спокойно добраться до места назначения, но теперь... А затем, начиная с края горизонта, поползла волна непроглядной темноты, от чего небо начало стремительно темнеть, словно в ночную синеву кто-то щедро добавил чернил. Вот туча наползла на луну, и мёртвый лес стал походить на стену зловещего и живого мрака. Убийца драконов, пусть и не слишком разбиравшийся в магии со всем её разнообразием и множество путей, понимал, что эта темнота – не та, что обычно накрывает землю ночью. Нет, конечно, думал он не такими выражениями – всё было несколько менее цензурно – но не оформленное во внятные и красочные мысли понимание настигло и его.
Но половина пути была пройдена, и назад возвращаться было бы уже, по меньшей мере, глупо. Зачем он вообще согласился на такое задание, да ещё и с кем-то, вроде Эльфмана? Здесь сплелось воедино множество причин, но основных было четыре. Во-первых, вытворяемое непотребство совсем потерявшими страх и тормоза магами Гажилу очень не нравилось. Откровенно говоря, нечто подобное убийца драконов считал мерзостью. Во-вторых – задание позволяло показать собственные силы уже в новой гильдии. Не то чтобы парню это сильно требовалось, но боевая натура требовала своё. В-третьих, ведомый какими-то своими соображениями, брюнет хотел своеобразно извиниться, выполняя это задание. Сложно уловить ход его мыслей, но именно извинение стало одной из причин выбора этого задания. Гажил не был плохим парнем, хотя грубость в его общении частенько мелькала... да и то – причина была очевидна: детство в компании железного дракона оставляет свои отпечатки. Ну а четвёртая причина была, как ни странно, главной, хотя и не такой очевидной. Что делали тёмные маги, моралью не отличающиеся, попадись им красивая девушка? Ответ очевиден. Очевиден он был и для Железного. Ну а почему причина была главной? Тут стоит вернуться во времена начала конфликта Фантомов и Фей. Убийца драконов отдавал себе отчёт в том, что был он тогда опьяневшим от собственной силы и вседозволенности ублюдком. Ограничился избиением он тогда лишь по причине нехватки времени, а будь такового чуть больше... Это до сих пор вызывало зубовный скрежет у брюнета, и заставляло гнать эти мысли дальше. Как можно дальше.
Из-за бушующей стихии, путь, что длился каких-то несколько часов (Вместо положенного часа) показались если не парой дней, то уж точно, как минимум, сутками. К счастью, даже такой погодой магов подобной силы затруднительно утомить – попробуй заставить устать того, кто ударом руки пробивает кирпичную стену. Сложнее было с психологической точки зрения – даже ученику дракона в какой-то момент начинало казаться, что эта метель вечна, и кроме неё ничего нет вокруг: словно мир превратился в сплошной хоровод острых злых снежинок, танцующих свой причудливый танец под рёв пурги. Так что, когда всё стихло, Гажил вздохнул с облегчением. Тем более, до цели оставалось всего ничего.
Дальше всё было куда легче – заявиться в логово тёмных и «изъявить желание вступить». К счастью, метка Фейри Тейл на руке убийцы драконов была скрыта одеждой с рукавами, а Эльфмана просто не узнали, так как громила принял форму Зверя. А дальше предстояло лишь провести показательный бой. А когда тёмные расслабятся – нанести удар. Не считать же ограничением для ЖЕЛЕЗНОГО убийцы драконов ЖЕЛЕЗНУЮ цепь, не содержащую в себе и каплю магии.
«Ещё бы сосисками связали» - презрительно хмыкнул про себя Гажил, покосившись на цепи. Впрочем, взгляд почти сразу был переведён на вероятного противника – тощего паренька. Он не выглядел противником, но не стоит недооценивать даже такого. С магами всё гораздо сложнее. Вот даётся команда начинать, и первым делом целью становятся цепи... Которые, конечно же, помехой не становятся.

+2

4

Ревущая мгла встретила двух путников в дороге. Несмотря на то, что время было далеко не самое позднее, тьма уже успела сгуститься, а полная луна смотрела на мир своим подернутым облаками бельмом. Зима стала настоящим ударом для королевства, погубив урожай и изолировав города огромными снежными наносам. От всего происходящего откровенно несло магией - зима была абсолютно не такой, какой ее помнил Эльфман - короткой, снежной и сухой. Творящееся безобразие было наполнено лютыми северными ветрами и влажным, тяжелым снегом, по которому с трудом можно было сделать хотя бы пару шагов.
К счастью, эта проблема довольно элегантно решалась новейшим достижением в борьбе с непогодой - формой огромного волосатого гориллоподобного чудовища. Эльфман, приняв облик "Души зверя", избавлялся от большинства проблем, связанных с окружением - большие широкие стопы позволяли ходить по глубоким сугробам словно по мощеной дороге, а толстая шкура прекрасно защищала от пробирающего холода. Конечно, приходилось мириться с довольно неприятным ощущением, связанным с покалыванием где-то в задней части черепа и настойчивым желанием разорвать спутника на клочки. Впрочем, если послушать, как зловеще ревет вечер в кронах голых деревьев, риски уже не казались такими уж серьезными.
Путь странная парочка из драгонслеера и огромная держала прямиком в горы, где обустроила свое логово некая темная гильдия, промышлявшая  гладиаторскими боями и на этом, впрочем, все. Творящееся безобразие коснулось даже темных магов - трудно творить злодейства, когда, стоит отойти на десять метров от очага гильдии, ты обнаруживаешь, что твои ботинки примерзли к земле. Возможно, если бы не политика преступников по отношению к проигравшим, которых по окончанию битвы пускали в расход, общественность смотрела бы на их существование сквозь пальцы - светлые гильдии были по уши забиты неблагодарной и скудно оплаченной работой. Но когда любой житель тех краев живет в страхе, что однажды его схватят и заставят насмерть биться с таким же случайным человеком, Хвостатые Феи не в силах проигнорировать такое. План миссии состоял из двух пунктов - замаскироваться и проникнуть на гладиаторский бой под видом жертв, а потом жестоко избить всех темных магов, оказавшихся в поле зрения и притащить бесчувственные тела в тюрьму ближайшего крупного города. Все было относительно просто, а для задания отобрали Гажила и Эльфмана - первый вступил в гильдию относительно недавно и не успел еще стать известным как часть Фей, а второй имел весьма полезную способность превращаться в жуткую тварь, в которой тоже мало кто сумеет опознать мага светлой гильдии (да и человека, впрочем, тоже). Главная проблема была в том, что темперамент парочки был таковым, что они были вполне в состоянии проигнорировать всю эту муть с маскировкой и просто выколотить все дерьмо из преступников. К сожалению, при таком сценарии был крайне высокий шанс на то, что кто-то из темных сумеет скрыться.
А тем временем команда уже давно потеряла счет времени - в пути они провели довольно много времени, продираясь сквозь огромные снежные горы, которые полностью погребли под собой некогда прекрасную вытоптанную дорогу. Эльфману было совсем не по себе, ведь Зверь настойчиво колотил в дверь сознания мага, рыча и грозясь разорвать в клочья всех, кого он любит и ценит. Сестра учила, что главное в борьбе со своей формой - это осознание полного контроля над тварью, но воспоминания о Лисанне раз за разом напоминали ему - иногда контроль ни черта не стоит. Конечно, немного успокаивало то, что даже если Душа зверя и поглотит его, Гажила ей прикончить точно не удастся - мужик был свидетелем того, на что способны драгонслееры и ему очень уж не хотелось иметь врага среди них.
Дорога наконец вывела их к немаленькому такому полуразрушенному амфитеатру, ставшему домом для главных местных отбросов. Эльфман тихонько присвистнул - место явно было подобрано со вкусом, ведь даже такой топорный мужик как он, сумел оценить производимый им эффект. Вскоре же им предстояло начать первый пункт плана - их приняли с распростертыми объятиями (насколько это применимо к злобным, побитым жизнью головорезам), ведь иметь в своих рядах убийцу драконов и существо, способное давить черепа двумя пальцами словно гнилые сливы уж точно никому не помешает. Поэтому и бой должен был стать лишь условностью - в противники им подобрали какого-то не сильно одаренной мускулатурой и откровенно ошалевшего от всего происходящего парня.
Звенит гонг и бой начинается - Эльфман разрывает цепи словно мокрую бумагу, а Гажил и вовсе попросту перекусывает их.
Эй, железный, - вполголоса проговарил мужик, - тут главное - не помять парня. Стукни его разок для проформы и займемся этими подонками.

+3

5

Глаза слипались, а голова все еще была тяжелой. Не хотелось вставать, ощущая себя будто после большой пьянки, которая закатилась на весь Фиор. Мысли сплетались одна с другой, суть дела Киба уж не понимал. Но все же, пусть и через силу, ему пришлось приоткрыть глаза, изредка моргая от яркого света, который предавал только неприятные ощущения.
Все расплывалось, и картинка не могла слиться воедино. Нечеткие формы, фигуры, серые оттенки, которые так и намекали на неприятную обстановку. Холод пронизывал все тело, которое лежало на чем-то твердом и не очень приятно-пахнущем. Только после уже дошло, что это был пол, который уже давно пора помыть, ну или застелить чем-нибудь. Еще немного полежав на полу, парень оперся руками о пол и стал медленно подниматься, все в том же опьяненном состоянии. Голова начала кружиться от неожиданной перемены обстановки с пола наверх. Когда он поднялся на колени и уже мог немного сидеть, правда, слегка пошатываясь своим туловищем, Киба охватил голову руками, пытаясь остановить головокружение и эту невыносимую боль.
Чуть придя в чувство, он почувствовал что-то холодное у себя на руках. Это были цепи, которые явно оставили не знакомые или друзья, решившие его отблагодарить за все то, что он для них сделал. На ногах было то же самое. Но его это особо не волновало, так как обоняние и слух стали приходить в норму.
Пытаясь понять, что здесь происходит, он чуть поднял голову вверх, но все еще было размыто. Чуть сфокусировав свой взгляд, он разглядел потолок, а после перевел взгляд на решетки, которые были справа от него. Голова уже потихоньку проходила, а тело становилось из «плоти и крови», поэтому он уже спокойно мог встать с пола и потихоньку подойти к решетке. Однако ему не позволяли эти злосчастные цепи сделать ни единого шага. «Что… что им от меня нужно?» - невольный вопрос тут же встал на пути к другим мыслям.
Волшебство настолько загадочно и непредсказуемо, что даже маленькое незаметное действие могло тут же изменить ход событий. Так и в случае с этим темноволосым парнем. Секунду назад это был обычный ни чем и ни от кого не отличавшийся человек, а теперь это белоснежный волк, оскал которого так и говорил о том, что пора кончать с этим спектаклем!
Его зубы с ненавистным и яростным взглядом вцепились в цепи, буквально, разрывая ее на куски. Кандалы были сняты, а зверь снова на свободе. Что делать? Кто те, что сделали такое? Было все еще не понятно, но хотелось поскорее это понять, раз он уже здесь. Вернувшись в образ человека, он прислонился к стене, что была такой же холодной, как и пол на котором он тут разлеживался.
Кто здесь? – не отрывая взгляда от потолка и все так же стоя у стены, Киба по-прежнему приходил в себя. – Что вы хотите?
Киба и не заметил изначально чужаков, которые были рядом с ним. Его обоняние и слух резко дали сбой, а уж про то, что смотреть в их сторону никто и не говорил. Он не мог и решетку нормально разглядеть, так как все плыло, что говорить о людях, которые стояли рядом. Было отвратительно, хотелось поскорее перегрызть всем глотки и убежать из этого места, которое уже било в нос неприятными и своеобразными запахами.
«Почему… почему я всегда попадаю в какие-то странные ситуации…»
Парню не раз приходилось бывать в подобных ситуациях, когда его запирали в клетку. В основном это было связанно с его внешним видом, который приманивал «любителей» животных, которых потом можно было продать за хорошую сумму, особенно за их мех. Тяжесть, которая все еще немного давила на парня, пытаясь его опустить вновь на пол, была уже менее ощутима, чем когда он открыл глаза. Все чувства вернулись в норму. Он уже был обычным человеком, который мог нормально и здраво оценить обстановку. Но все же, что это за место такое? Да и кто эти люди? Эти вопросы все еще не давали ему покоя, так как ответа на них не было. Парень был очень удивлен тому, что вот так вот просто его застали врасплох.
Его внешний вид желал лучшего, но неужели все из-за него? Да, нет. Вроде обычный парень, по которому и не скажешь, что он богач за которого полагается большая награда. Куртка вся была потрепана, так же как и его штаны. Он словно бомж, который только что пришел с вокзала, найдя новое место жительства. Про кеды тоже следовало бы промолчать. Переступил кому дорогу? Да, у него то и друзей не было, а про это что уж говорить.
«Как все это не во время…»

0

6

Низкосортное железо, поддавшееся коррозии и пролежавшее в затхлом подземелье невесть сколько времени, на вкус было поистине отвратительным. Со скрежущимся звуком маг вгрызся в кандалы, ступая к железной решётке и совершенно не заботясь о новообретённом товарище. И причиной тому было вовсе не внешнее безразличие, кое драконоборец излучал чуть ли не физически. Зверолюдь сразу же оправдал оказанное ему доверие, разорвав собственные цепи словно детский узелок, и тут же поспешил отчитать Гажила, напоровшись в ответ лишь на смешок, за которым он скрыл своё недовольство.
- Не боись, мохнатый, я может и не выгляжу чертовски порядочным засранцем, как все вы, но сдерживаться с мошками умею. – Вполголоса протянул в ответ убийца драконов, разминая затекшие запястья и заодно принюхиваясь. От паренька, жмущегося к клетке, отчего-то разило мокрой псиной, но даже это не помешало чуткому носу Редфокса уловить отчётливый запах настоящего противника. – И вообще… – Спрятанная за спину рука быстро указала Эльфману на потолок, где скрывались наблюдатели из темных. – Когда мы спелись, мартышонок, я, кажется, предупредил, что недолюбливаю разговорчиков в строю. Так что поищи пока по углам бананы, пока я обеспечиваю нам безбедную старость в новой… это что ещё за чертовщина?
Придя в себя, худосочный узник обернулся волком, в лучших традициях мохнатого компаньона Гажила, с удивительной лёгкостью избавился от своих оков, а затем, без особых усилий вновь приняв облик человека, умудрился задавать рассыпаться вопросами. Эта сцена заставила уверенно шагавшего в сторону незнакомца волшебника остановиться. В глазах убийцы драконов мелькнула неуверенность, и в следующий миг по камере разнёсся звонкий, стальной смех.
- Гихи-хи-хи! Эй, обезьян, да мы, похоже, отыскали твоего потерянного при рождении братца!
Маг не слушал, что ему ответил на это Штраусс, а рванул вперёд, пользуясь ошеломлением своего противника. Прежде, чем взгляд узника прояснился, в него на скорости несущегося поезда влетел массивный железный столб. Видно было, что парень от неожиданности попытался прикрыться руками, но столб лишь черкнул его по плечу и врезался в решетку позади. От удара прутья выгнулись, с них, прямо на голову мага-псины посыпалась ржавчина. Вся конструкция заскрипела, когда Гажил, погружаясь подошвой в растрескавшийся каменный пол, поддал напора, и решётка с грохотом улетела в дальнюю стену, вырывая за собой громадные куски бетона, в который была вварена.
"Ладно, путь к отступлению готов. Теперь вырубить псину, предстать перед главным и устроить дебош, так, "мужик"?"
Прежде, чем Эльфман сумел продемонстрировать наличие навыка чтения мыслей, что-то со стороны выбитой решётки бросилось на Железного. Спасая лицо, Редфокс попытался уклониться, и едва успел подставить руку под появившуюся из ниоткуда пасть. Клыки волка вонзились по самую кость, вызвав звериный оскал уже на лице Гажила. Прежде, чем тварь успела отгрызть руку, маг схватил её за морду, одновременно активируя заклинание. Кожа, начиная с пальцев, обратилась в стальную чешую, и альбиносу под ухо прилетел тяжелейший удар, отбросивший волка на десяток метров.
- Сдерживаться, да? – Ухватив когтями обломок клыка, волшебник выдернул его, прежде чем кожа вокруг раны затянулась железными чешуйками. Глаза мигом отыскали белоснежный мех уже не человека, а настоящего чудовища, и мужчина двинул навстречу зверю, со звоном сжимая кулаки. – Да я ему сейчас месячную норму пинков выпишу.

+1


Вы здесь » Fairy Heart » Эпизоды » Эпизод 21: Терзая сталью плоть


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC